sunshine

Лисенок

Сегодня прекрасная ночь. Ведь, правда, Лисенок?

За окном ярко светит полная луна, перебрасывая в квартиру, словно сети, серебристые нити, бережно падающие на моего Лисенка, давая видеть ее очертания. Лисенок спит крепким сном. Она так смешно, скрестив, сложила передние лапки под нос, а задние подобрала под себя и точно улыбалась в эту ночь. Я люблю своего Лисенка, а она – меня. У нее рыжая мягкая шерстка, а на брюшке – белая, с редкими рыжими крапинками – это от рождения, хотя обычно брюшко полностью становится белым. Ушки только чуть-чуть сверху задеты черной кисточкой, будто невидимый художник оставил свой автограф, а все остальное: от самой макушки до кончика хвоста – рыжее огниво, размерено переливающееся, придающее грацию своей хозяйке. Хвост, прошу заметить, тоже очень пушистый и с такой же яркой окраской. Когда Лисенок злится, шерсть на хвосте начинает дыбиться – но я не люблю, когда Лисенок начинает злиться. Больше всего меня поражали ее голубые глаза. Я был способен тысячу раз утонуть в этом бушующем океане, всегда готовым поглотить тебя, опустить на самое дно, оставив там, в момент, когда ты заглядываешь в эти глаза. И это, поверьте мне, не наказание, а Райская отрада. Но иногда этого нет. Иногда я вижу совершенно спокойную без тревоги гладь моря – и это притягивает еще больше. А сейчас я рядом с Лисенком, но я не сплю, я читаю. А плотный алого цвета абажур лампы не дает свету падать на Лисенка и я рад этому, ее не нужно тревожить.

Когда мне плохо, Лисенок садится рядом со мной, и мне сразу становится лучше. Лучше просто потому, что она рядом. Иногда, когда я записываю свою жизнь, отбивая ритм на клавиатуре, Лисенок опускает лапку на монитор, и там появляется белое пятно. Я сразу понимаю, что тут ошибся и стараюсь все исправить. А она улыбается. Я могу долго так сидеть за компьютером, погружаясь в записи, а она все это время внимательно следит, не упуская ничего и не отходя ни на шаг. Наверное, сложно быть корректором жизни.

фломастеры разных цветов, подталкивает их носом – просит что-нибудь нарисовать. Она любит солнце и цветы. В такие минуты мне становится грустно – я не умею рисовать. А Лисенок, опустив голову, тихонечко уходит смотреть в окно, она любит так сидеть, беспечно глядя вдаль. Иногда она смеется надо мной, но не злым смехом, она смеется над моей неряшливостью. И вправду, на столе неопрятная куча дисков, странные стопки бумаги, карандаши, моя любимая кружка, которая должна находиться на кухне, книги, коим тут тоже не место и много-много другого разного барахла. А Лисенок все это убирает, она говорит, что ей это несложно, я и не протестую. А так она вообще мало, о чем говорит. В голове у меня, наверно, такой же кавардак творится.

Лисенок очень любит гулять, особенно под дождем. В этом наши взгляды совпадают – я тоже люблю дождь. Мы бегаем, радуемся, иногда хватает смелости прыгать и кричать, и Лисенок в этом забеге постоянно оказывается впереди меня. Старею я. Прохожие частенько очень косо смотрят на нас и стараются быстрее обойти нашу компанию. Они просто завидуют – у них нет Лисенка, а у меня есть.

Сегодня Лисенок попросила меня уйти из дома, когда я печатал очередную страницу жизни. Я знал, что сегодня будет что-то такое. Она не следила за тем, что я пишу, и за весь день не сказала ни слова, хотя обычно хоть что-то да говорит. Я не стал спрашивать, с чем связана ее просьба. Я закачал на «флешку» последние записи и ушел. Компьютер я сознательно не стал забирать и оставил его включенным, он мне был не нужен. А Лисенок-то умеет печатать, она что-нибудь придумает.

Интересно, а она, правда, меня любит?

Я не размениваюсь на мелочи. Поэтому решил сойти с ума по-крупному.

Автор: Олег Чернов, ИСТ-212


Лисенок : Версия для печати Версия для печати

Эту страницу посетители просматривали: 1678 раз(а).